(050)763-78-89




НовостиНаша КомандаДневники, отзывыКалендарь событийЗаписки туриста

Осенний поход Весенняя сказка

Автор: Рыбакова Елена

Осенний поход «Весенняя сказка»

        Теги: Крым, здоровый образ жизни, трезвость, лекарственные травы, иные травы, ламповая флора, небо, солнце, воздух, море, дрова.

        Поход был еле-еле дождавшимся. Хотелось побыстрее бросить все к чертям и пожить. К нашему с Леликом (далее – Жук) сожалению, наш старый собутыльник Лёша променял нас, прекрасных, и поход на новую работу. Так ему и надо...

        Поезд 47-48. Начинается. Трамбуемся в одно купе в 2 яруса. Шинкуется закусь. Разливается по кружкам что-то, что нельзя определить по таре. Звякаем. Когда назвякались, душам захотелось петь. В вагоне давно был тихий час, на нас шикали и без пения. Но петь хотелось нестерпимо ужасно. Взяли песенник и отправились в тамбур. Там, плавно сотрясаясь с составом, душевно изливали голоса. Всё испортил патруль. Поздно, видите ли, в вагоне всё слышно //ну и что? Мы же поём красиво!//. «Как, неужели уже 11?!». Улеглись. 

        В Симферополе немного подождали днепропетровских, побродили по скверику возле вокзала, там были вырезанные из дерева фигурки кого ни попадя. И даже прочувствованная фигура туриста с рюкзаком. На тропинке валялся пакет из-под сока. А у меня был такой восторг по поводу того, что, наконец-то, я на крымской земле, что я решила прыгнуть на него сверху - лопнуть. Но он был далеко не пуст, поэтому одна нога меня умной была окочена соком. Загрузились в троллейбус, в троллейбусе шёл показ «В поисках Немо». Даже иногда звук появлялся. Почему-то клонило в сон. Я спала, (как же – суббота!!) а Жук всё переживала, что я вывалюсь в проход, и иногда зачем-то меня подхватывала. Ангарский перевал. Вылезаем. Кто-то не досмотрел Немо, кому-то он не доснился. Направляемся к Кутузовскому озеру. На начальной стадии акклиматизации не можем понять, раздеться или одеться. Идём недолго, подъёмы/спуски незначительные. Не устаем, никто не отстает. Проникаемся уважением и благоговением к Аксиоме-Сёмге-Бульдозеру-…-…и её прекрасной хозяйке. К первой проникаемся ещё и страхом наступить, ко второй – просто страхом. Доходим. Ищем озеро. Тщетно. Озера нет. Только в одной низинке трава зеленее, чем везде. Полагаем это озером. Отходим, разбиваем лагерь. Внедалеке, рядом с величественной реликтовой секвойевой рощей, в которой штабируются пионеры со своими грозными учительницами, проистекает ручеёк. Из трубы. По плану радиалим. Командор остается беречь лагерь. Хотя бы от коров, коих здесь много и они нестеснительны. Собрав в котомки, всё, что нужно для радиалки, и ещё кучу хлама, мы полны решимости и жажды подвигов. Вперед, на Ангар-Бурун. Ведёт Лёха, а он натоптанных троп не любит. Да и, похоже, вообще не любит троп. Укорачиваем путь прямо по склону, барахтаясь в листьях, хрустя прутиками, цепляясь за коряги. Срываются дыхалки, мокнут спинки. Наконец, выбираемся на открытое пространство. На раздачу желейных конфет. Теперь эти конфеты самые желанные. Некоторым уже и здесь хорошо, но надо продолжать восхождение. Долезли. Уррра!! С Ангар-Буруна видно и Симферополь, и Алушту, и Ангарский перевал, и Демерджи. На вершине перекус, вернее, за вершиной с безветренной стороны. Отчаянный, как папа, Тимоха,который в свои 4 года покорил все крупные и мало-мальски достойные внимания вершины Крыма, бесстрашно прыгает со скального выступа в папины руки, вызывая поочередно тревогу, замирание и восторг у зрителей. Начинаем спуск. Немного плутаем. Смеркается. К счастью, или к скуке, напарываемся на женщин из соседнего лагеря. Падаем на след. Они безошибочно выводят нас к стоянке, где ждёт расслабленный, забавляющийся рацией, командор. После ужина немного поем. Перевариваем впечатления первого дня. Ночью наша палатка начала хлопать и присвистывать. Казалось, её расшатывала лесная нечисть, завывая при этом. И мы уже не на поляне, а летаем между деревьями, периодически над ними воспаряя…Было неуютно, мы гадали, что же там творится? Но вылезать из теплого мешка, а тем более из палатки, никому из нас не хотелось. Даже Жуку.

       Так минула первая ночь. Утром всё было хорошо, ничего страшного не произошло, просто разгулялся лёгкий ветерок. День второй посвящался радиальному выходу к одной из прекраснейших пещер Крыма на выбор - Мраморная или Эмине-Баир-Хосар. Поднялись на нижнее плато Чатыр-Дага, побрели по яйле. У краёв яйла заможжевеленная. Повезло тем, у кого не было насморка. Шли прилично, по тропам и дорогам. Командор не удержалась – срезала немного в конце. Первой на пути попалась какая-то подозрительная пещера Эмине… «Маловата» - почуяли неладное, пошли дальше. Вот и наша Эмине-Баир-Хосар - пещера мамонтов. Большая часть выбрала её, во всём полагаясь на Лёху. Остальные пошли в Мраморную. Мы подевали все свои одежонки, выстроились у входа с уже начинавшим быковать гидом из породы гопников. Бывает же такое… Куртки напрокат брать не стали. Как-то не торжественно бы они там смотрелись. Пещера впечатлила. Не столько костями невезучих животных, угодивших в провал и утонувших в подземной реке… Сколь неискусственностью, дикостью, многоуровенностью, изяществом всех этих сталактито-сталагмито-сталагнатов. Мы чувствовали свою быстротечность на фоне цифр, произносимых гопогидом. Полтора часа экскурсии показались двадцатью минутами. Вылезли по лестнице здоровья наружу. Гопогиду не удалось над нами поизмываться. Солнце ударило по глазам,попривыкшим к подземелью. Улеглись на полянке дожидаться мраморных. Дождались, пошли напрямик по яйле к стыку верхнего и нижнего плат. Чистоплотные пошли по дороге. Потерялись из виду. Командор, взбеспокоенная этим, отправила по их следам Лёху. Вскоре наши пути пересеклись. Спускались нескучно. Коленки истрепались. По дороге настигла темень, шли по приборам. Бульдозер включила свой дискотечный ошейник. Подобрали Галину,которая вернулась из самоволки, и попервах нас не признала, прошла мимо, на всякий случай вежливо поздоровавшись. Этим вечером на стоянке родилось трио«Трое против ветра». Номерки Штыри. Ночью распелась командорская палатка. Начали с колыбельных, закончили за упокой.

        Утро. Сбор лагеря. Доооолгий и кропотливый. Я не знаю, что можно так долго собирать? Мы с однопалаточницами насобирали даже кизила. Выдвигаемся. Голова идёт с Лёхой, хвост с Юлей. Голова сбивается с тропы, начинает срезать, срезает причудливо. В итоге голова выходит на трассу ниже Ангарского перевала и бодро поднимается к нему, где её уже давно ждёт хвост со всеми ранеными. Переходим дорогу. На памятнике строителям перекуриваем конфетками. Трогаемся дальше. Дорога всё время в гору. Не то, чтоб круто, но выбивает. Ещё и солнце местами припаливает из-за деревьев. На очередном привальчике Командор и Лёха отправляются на поиски воды. Не находят. Командора к воде подбрасывает мужчина, назвавшийся лесником. Погрызываем терн. В это время кто-то при исследовании кустов напарывается на 2 дерева алычи. Алыча насыпана под деревьями. Набегаем саранчой. Наедаемся. Нагребаем пакеты с собой. Прибывает командор, идём дальше – спуск на поляну МАН. Короткий, но интересный. Как обычно, где-то внутри мне жалко терять высоту. Поляна удивляет своей уютностью, широтой и обустроенностью: вокруг облюбованого нами кострища лежат 4 длинных бревна, на которых могут поместиться все, и несколько трон-пеньков. Нас встречает полянный абориген Миша, устраивает газет-кроссинг. Невзначай заявляет, что пьёт только воду и водку. Ручей, как и предыдущий, не сильно многоводен – у истока вкопана кастрюлька, из которой начерпывается вода. Т.к. все не прочь несколько раз за вечер попить чайку, командор переживает, что его не хватит. Начинаем варить компоты, благо, есть душистые дикие груши, яблоки, алыча. Гущей компота неплохо закусывать… Миша даже насобирал нам эксклюзивной травки, наобещав интересных эффектов. Бульдозер не перестает удивлять гардеробом. На следующий день – радиалка на Южную Демерджи плюс Долина привидений. Тропа интересная. Несколько родников. Лещина. Красивейшая Демерджи. Очень солнечный спуск в Долину привидений. 

        Перекус в Долине привидений – самый солнечный и живописный. Вот оно, счастье: лежишь на земле, вокруг яркий желтый, голубой, зеленый и тёплый. А ещё хлеб, сало, сыр, колбаса и даже палочка Дольче. Бодренько сбегаем. Петляем среди мужских достоинств и недостатков. Внизу пыльно. Редкие лошадки. Пыльные кусты неспелой ежевики. Но едим. Встречается первый и единственный куст барбариса. Тоже едим. Набираем воду из оцивилизованного источника. В стоке этого источника была маленькая лужа-озеро, устланная кувшинками и кишмящая лягушками. Штыря ждал этого давно. Он хотел этого почти так же, как и получить контроль над всем походным салом. Купание в лягуне подняло его и без того всегда держащийся на достойном уровне дух. Остап Бендер и со своим Провалом породил массу воротец и будочек, за которыми за символическую для масштабов такого удовольствия от созерцания плату, можно попасть в изваянное природой чудо. Так и перед Долиной привидений есть калиточка, чтоб было видно, где именно туда правильный вход. Смешно. Эта страна– Украина. Спускаемся дальше к крепости Фуна. Но Фуна интересует нас намного меньше, чем кабак возле неё. Народ оживляется. Пиво, отравки к нему. Лук и лошадки. Любопытный жеребенок. Но выпить пива для меня было глупо, т.к. было жарковато и прилично ещё идти. А идти мешала даже одна несчастная бутылка. Она вся расплескалась в голове. По дороге набрели на лавандовую поляну. Наотламывали. Впоследствии эта лаванда перебивала в рюкзаке все запахи. Далее был папоротник. Разливы ручейков. На поляну МАН вернулись довольно быстро. Поляна МАН (Малая Академия Наук) стала для нас самой домашней стоянкой. Перемылись стадно у ручейка. Вечером мужчины снова пробовали петь свои мужские песни. Славик солировал шикарным надрывным вальсом-бостоном. Поляне МАН нечасто, думаю, счастливится такое услышать. Но певчих женщин было больше и они не были стеснительны. Женщины любили мужские песни. Не зря же они, замыкая круг, годами в засаде ждали в поле с конем, там, где лапы у елей дрожат на ветру и в графском парке черный пруд, там лилии цветууут, и где таких не берут и о таких не поют, чтоб розу белую с черною жабой на земле повенчать за тех, кто в море и читает стихи проституткам, радуясь красавице и кубку, счастливому клинку на ковре из желтых листьев, когда есть в кармане пачка сигарет и сходят все где-то под Таганрогом среди бескрайних полей.. . Фух. Шото такое, в общем.

        Командор всё пыталась вспомнить: «Хлопця в скелі тягни – ризикни, кирпичину в рюкзак запхни, якщо пертиме як бугай, в одночас вибирай…якщо в скелі він ліз, як біс, на вершині напився вдризг…».

        Лёха объявил, что желающие могут подняться с ним рано до восхода солнца и взобраться на яйлу, поискать пещеру МАН. Обычно в таких случаях все орут, что пойдут, а утром никого не подорвёшь. А в этот раз народ объективно прикинул своё утреннее состояние. Вызвалось только 4: два Димки, Аня и Жук. Жук пыталась сломить мою несгибаемую лень и вытянуть меня тоже, но мне не хотелось отставать в этой стайке зверотуристов. Но я, конечно, горда, что знаю этих людей, а с двоими даже проживала/была прописана в одной палатке.

        К завтраку неугомонные вернулись полудовольные – пещеру МАН они отыскали, но спуститься в неё без верёвки не смогли.

        С поляны МАН уходить не хотелось и хотелось в одно и то же время, т.к. у туристов лень смешивается с характерным зудом.

        Подъем. Крутой. Как всегда, от такого угла наклона у меня закипают мысли: *вдох* «Бл…!*выдох* Нах…! *вдох* Песец, *выдох* убей меня*вдох* об камень! *выдох* Шоб я *вдох* ещё*выдох* хоть раз *вдох* попёрлась *выдох* в эти… *вдох* горы! *выдох* Жирные *вдох* слабые *выдох* свиньи *вдох*должны *выдох* лежать *вдох* дома!!!*выдох* Шоб я *вдох*ещё *выдох* хоть раз *вдох*так идиотски *выдох* собрала*вдох*рюкзак! *выдох* Шоб я *вдох* еще*выдох* хоть раз *вдох* взяла эти *выдох* запасные *вдох*кроссовки*выдох* //ну, сгорели как-токогда-то, но не всегда же это будет со мной происходить?//*вдох* и *выдох* эту *вдох* куртку*выдох*?!! Нах… я *вдох*её *выдох* тяну? *вдох* Ща все*выдох* нах *вдох* выкину! *выдох* ХХХ.*вдох*Почему мы *выдох* не выпили*вдох* мою водку *выдох* в первый день?! *вдох*

        Поднялись и пошли по краю яйлы. Каждую минуту вид менялся. Под ноги совсем не получалось смотреть. Всегда надо выбирать, не смотришь под ноги – спотыкаешься, оступаешься, и не только из-за тропы, а ещё и от восхищения окружающей действительностью. Вот в такие минуты любования видами на Бульдозера чаще всего и наступали. Прошли развилку на т/с Джурла. Перекус был на яйле возле рощицы с листвой всех оттенков от красного до желтого. Эта рощица уходила прямо в низкое голубое небище. Начали спускаться в Хапхальское ущелье, объявленное гидрологическим заказником, к Джур-Джуру. Перед спуском сделали групповое фото, на всякий случай, если кому-то не повезёт. Димка трогательно и профессионально загонял нас в свой кадр, выставлял там и раскладывал. Спуск был долгим и впечатляющим. Тропа местами очень крута. Спускались со всеми ручейками. Пили из них. На финишном куске преградой нам стала скала. Поначалу у многих не помещалось в голове, как мы там все (такие разные) пролезем со своими рюкзачишками, посрываемся же, наверняка, и река нас живо подхватит, стремительно унесет и скинет с водопада. Лёха прозондировал скалку, его уверенный и спокойный голос подействовал на всех, начинающих биться в истерике, дам. Начали лезть. Лезть было, на удивление, легко и прикольно. Я даже пожалела, когда скала закончилась. За скалой в ванне молодости купались люди. С цивилизации. Их поразило появление со скалы 24 человек, одного ребёнка и одной Собаки. Пришли к Джур-Джуру. Налюбовывались. Были ободраны лесником взамен на красивые билеты – некий ЧП любезно разрешил нам взглянуть на свой водопад. Разбили лагерь. Недалеко от водопада, неплохая полянка, не МАН, конечно. Поверхность щебенистая и пыльная. В этот вечер спать меня сломало рано. Спала крепко и беспробудно, оказалось, что мне одной из немногих повезло, т.к. остальным ночью спать мешали звуки живой природы.    

        С Джур-Джура пошли на Ай-Алексий, он был совсем недалеко. Съели там конфеты, пошли дальше. Командор запугивала самым длительным переходом. Тропа теперь была без ощутимых подъемов/спусков. Возможно поэтому мы больше, чем обычно, разглядывали окрестности и любовались видами, и поэтому эта тропа показалась нам самой красивой. Мухи решили сопровождать нас. Встретили лошадей. Одной не хватало рога. Почтенно раскланялись. Мух становилось всё больше и больше. Прошли родник, дошли до полянок, разбросанных неподалеку друг от друга на разных уровнях. Устроили перекус. Мухи кружили тьмищами. Димка сделал моё самое красивое фото в жизни – лежу я вся такая на рюкзаке, передыхиваю, а вокруг роем резвятся мухи. После перекуса и отдыха командор дала команду: «По рюкзакам!». Начали натягивать рюкзаки, командор сказала, что пошутила, что мы уже пришли, мы на месте, это наша стоянка – Чегинитра. Развалились снова. Мухи тоже радостно выдохнули и принялись обустраивать на нас жилище. На этой стоянке нет сильно ровных мест для палаток, но очень красиво. Под защитой скал. До родника шлёпать минут 10 в одну сторону, правда, возле стоянки был пересохший ручей с лужицами, которые вполне годились. Вечером накрапал дождик. Традиционно пели. На соседней полянке обосновались 3 парня. У них была гитара и какой-то духовой инструмент. Исполняли шикарно. После того, как ночью они роскошно спели «Я с тобой» Бобров, я стала их фанаткой.

        Утром неспеша собрались. Остался последний переход и никуда не хотелось спешить отсюда. С гор. Пошли. Мимо заброшенного виноградника. Наклевались бастардо. Дальше пошли более ягодоносные виноградники. Километра за 3 до Рыбачьего остановились, начали добывать дрова, т.к. на море их нет, а нам там ещё стоять 2 дня. Наделали связок, набрали коряг посолиднее. Поволокли. Волокли долго, руки ликовали и матерились. На входе в населенный пункт прошли мимо будочки охранника, мы его не заинтересовали. Вышли на пляж, сбросили ношу. МОРЕ!!! Поскакали. Над морем подсвеченные солнцем облака. Цивилизация. Пиво! Чебуреки! Мальчики принесли воду. Все подобрали свои рюкзаки, обувь и дрова, накинули по баклашке воды и поволоклись пляжем. Думали, недалеко станем возле моря. Но Командор готовила нам ещё один маленький сюрприз. Мы прошли хз сколько по пляжу (на самом деле немного, но загрузание в гальке и неудобная поклажа заставили нас так думать) и начали лезть в гору. До моря теперь нужно было бегать по крутому. Но площадка была чудесной. Димка вытащил из закромов сало. Огромный шмат. Невиданной вкусноты. Опеку над ним взял Штыря. Купались в море. Вода – самое то. Немного прохладновата. Я купалась в майке, чтобы было теплее. Ночью мы с Жуком пошли спать на берег моря. Никто в эту ночь нашему примеру не последовал. Очень зря. Когда лежишь в мешке возле кромки воды, предварительно вкопав попу в гальку, чтобы не скатиться, и над тобой нависают все звёзды небосвода, наперебой пытаясь светить одна ярче другой, чувствуешь себя маленькой прослойкой между землёй и небом, землёй и космосом. Ночью просыпались несколько раз, захлёбывались и задыхались красотой.

        Утром мимо нас за мздой прошел лесник, мы пропустили всё представление в лагере с его участием. Затем вековая старушка-нудистка загнала Жука в море считать до ста – измерять температуру. +19. Вернулись в лагерь. Наслушались о гневе лесника, он не смог пережить, что на дерево, занесенное в Красную книгу, навешали вещей. К счастью, командор знала волшебное слово, которое её практически всегда выручало. Слово«сколько?». Лесник подобрел, охладел к судьбе дерева, удивился наличию у нас дров (никто не верил, что мы-психи тащили дрова с гор) и удалился. Имея таких соседок по палатке, как у меня, очень удобно где-то завтыкать. Глядь, они уже помыли твою тарелку, ложку, чашку, взяли тебе печеньку и сгущенку, чай, сахара насыпали, размешали. Несут. Красота. Мои умницы и хозяюшки. Одной свиньи на палатку достаточно. Ходили в Рыбачье поедать чебуреки. Переоценили силы. Обожрались. Долго валялись возле моря, отходили. Перебросали в море пару тонн гальки. В последний вечер было особенно душевно. На берег ночевать пошли многие. Сначала, как и в прошлую ночь – прикопались, небо, космос. Проснулась от того, что меня тормошила Жук. Начался дождь, а я не просыпалась. Я сказала: «Ага, бегу». Заснула дальше. Тем временем с берега народ эвакуировался наверх, в палатки. Жук с Танюхой собрались, свернули мешки и корематы, потеряли фонарь и тут заметили, что я продолжаю спать под дождём. Пару хороших жуковских тычков - и я уже собралась, побежали к лагерю. В палатке был гость. Палатка 3+1. Стала 4+1. Все мокрые, скользкие, душно, корематы ребром, мешки мокрые, улечься не можем. Дамы шорхаются, Жук взгромождается практически на меня. Еле забылись. Утро. Последний день. После обеда отъезд. Первыми уезжают днепропетровцы, потом Димка. Немного грустно. Солнце, море и ветерок сглаживают грусть. Снова неосторожны с чебуреками. Собираем лагерь. Клубимся на пляже в Рыбачьем. День учителя – день командора. По этому случаю в гальке у кромки воды прикопано шампанское. Отмечаем. Грузимся в маршрутку. В Симферополе идём за сувенирами и закуской. В поезде начинаем рано, режем-мажем, льём, пьём, поем. Устаём. Спим. На вокзале понимаю, что не зря таскала куртку. Дома нас дожидается осень.

 

Фотогалерея :: Осенний поход Весенняя сказка
галерея пуста